Приют для добрых душ

Во Всеволожском районе прямо на Дороге жизни расположен уникальный усадебный комплекс 19-го века «Приютино».
Его построил директор Императорской Публичной библиотеки, президент Академии Художеств Алексей Оленин. Здесь бывали Пушкин, Крылов, Брюллов... Об этом уютном месте – в рубрике «Новости пешком».

Новости пешком
14 июня 12:00
1453

Галина Паламарчук:
- Алевтина, расскажите, с чего началась история этого места?

Алевтина Карамышева, научный сотрудник музея-усадьбы «Приютино»:
- С простого желания - иметь дачу недалеко от столицы. Алексей Николаевич Оленин на тот момент оставил военную службу, ушел в отставку. У него уже семья: супруга, двое детей, хочется быть ближе к родным. Тогда и покупается данный земельный участок на приданое жены.
Брак этот был заключен по любви. На самом деле, путь к счастью молодых людей был тернист: матушка Алексея Николаевича считала невесту недостаточно родовитой, несмотря на то что семья Полторацких, из которых происходила Елизавета Марковна, была богата.
Этот земельный участок будет куплен на ее приданое, но только через 5 лет, когда матушка жениха, наконец, даст свое благословение.

Галина Паламарчук:
- И все постройки появились здесь лет за 20 еще. То есть денег хватило ровно на то, чтобы купить участок?

Алевтина Карамышева:
- Скорее всего, так оно и было. Алексей Николаевич принадлежал к древнему дворянскому роду, известному еще с 16-го века. Владел имениями в Тверской, Рязанской губерниях, но большого количества денег все-таки не имел. Из того, что имел, много тратил как меценат на создание великолепных памятников, картин и прочих произведений искусства, которые прославили на тот момент Российскую империю.
Как запишет сам Алексей Николаевич в своем дневнике вскоре после покупки усадьбы, «надо бы перестроить господский дом, а когда? Когда деньги будут. А когда деньги будут? После дождичка в четверг».
Тем не менее, в течение 20 лет усадьба строится, появляется более 20 капитальных строений, некоторые из которых мы можем видеть и сегодня.

Галина Паламарчук:
- И строилось это все из кирпича, который производился тут же?

Алевтина Карамышева:
- Совершенно верно. Так поступали достаточно часто, если была возможность, потому что делать собственный кирпич было выгоднее, чем привозить из столицы. Мало того, кирпич мог еще и побиться по дороге, а здесь земля, песок и глина: все, что нужно, чтобы делать кирпич, есть.

Галина Паламарчук:
- Верно ли, что Николай Львов, друг семьи, участвовал, по крайней мере, в обсуждении того, как будет устроена здесь жизнь?

Алевтина Карамышева:
- Николай Александрович был большим другом семьи. Кроме того, он был родственником Елизаветы Марковны и сыграл роль в знакомстве молодых людей. Но доподлинно, что обсуждали люди в 19-м веке, нам неизвестно, если это не записано. Хотя некоторые здания испытывают влияние стиля Львова.
В первую очередь, это, конечно, ротонда. Архитектурная форма, изобретенная им, это, практически, именно такая ротонда, которая существует у нас. Когда такие памятники строили, скажем, в Греции, в современной Италии, где теплый климат, конечно, не озадачивались вопросами, как защитить строение от холода, от снега, от дождя. Николай Александрович усовершенствует строение купола под наш климат, и вот именно такой купол у нас на ротонде, вы можете видеть его и сегодня.

Галина Паламарчук:
- Здесь пейзажный парк? Чего здесь больше - красоты или каких-то утилитарных вещей?

Алевтина Карамышева:
- Пейзажный. Здесь, скорее всего, больше красоты. Если говорить об утилитарных вещах, то, я так понимаю, что проект не окупился, если говорить современным языком. Первые годы усадьба была прибыльной, приносила доход. Во-первых, лес, который могли вырубать и продавать; во-вторых, молоко. Охта всегда славилась своими лугами, поэтому молоко именно отсюда возили в Петербург. Даже в Евгении Онегине у Пушкина: «С кувшином охтенка спешит…».
Но спустя какое-то время усадьба становится убыточной, потому что такие мирские, хозяйские заботы уходят на второй план перед более высокими материями, такими, как меценатство вроде приема гостей. А гостями здесь были люди, как вы знаете, талантливые, интересные.
И парк становится тем самым местом, которое вдохновляет поэтов и художников. Как написал Константин Батюшков:


Есть дача за Невой,
Верст двадцать от столицы,
У Выборгской границы,
Близ Парголы крутой:
Есть дача или мыза,
Приют для добрых душ,
Где добрая Элиза
И с ней почтенный муж,
С открытою душою
И с лаской на устах,
За трапезой простою
На бархатных лугах,
Без бального наряда,
В свой маленький приют
Друзей из Петрограда
На праздник сельский ждут.
Так муж с супругой нежной
В час отдыха от дел
Под кров свой безмятежный
Муз к грациям привел.
Поэт, лентяй, счастливец
И тонкий философ,
Мечтает там Крылов
Под тению березы
О басенных зверях
И рвет парнасски розы
В приютинских лесах.
И Гнедич там мечтает
О греческих богах,
Меж тем как замечает
Кипренский лица их
И кистию чудесной,
С беспечностью прелестной,
Вандиков ученик,
В один крылатый миг
Он пишет их портреты,
Которые от Леты
Спасли бы образцов…

Галина Паламарчук:
- Вот так под стихи мы подошли к Ротонде. Это ведь не только красивое строение? У нее есть и хозяйственное значение?

Алевтина Карамышева:
- Конечно, вот эта самая красота и сбила с толку первых исследователей этих мест.
Вообще усадьба Приютино знаменита тем, что это первая модифицированная усадьба пушкинской поры на территории Ленинградской области. Когда обследовали здание, выдвигались разные теории. А может быть, это беседка, где Пушкин писал стихи для Анны Олениной? А, может быть, это семейный мавзолей, не состоявшийся, но тем не менее?
На самом деле это, действительно, утилитарная хозяйственная постройка. Если обратите внимание, рядом коровник. А здесь в погребе молоко хранили. Наверху стояла обычная русская печь, где молоко вытапливали, делая из него сметану, сливки, все, что нужно для барского стола.

Галина Паламарчук:
- А эту запруду искусственно сделали?

Алевтина Карамышева:
- Да, запруда искусственная. Когда Оленины покупают этот земельный участок, он покрыт лесами и болотами. И хоть английский парк называется природным и пейзажным, как будто бы нетронутый рукой человека, это вовсе не так.
Ландшафт здесь был существенно изменен. Леса частично вырубаются, высаживают новые деревья. Появляется эта самая запруда: конечно, с целью осушить землю. А, кроме того, какой английский парк без озера? И здесь этим озером становится этот самый пруд как будто бы с естественными очертаниями, и он действительно не выкопанный, а создан с помощью нескольких плотин.

Галина Паламарчук:
- А что за строение на том берегу?

Алевтина Карамышева:
- Еще одна интересная постройка с крышей, покрытой дерном. Грот в типично львовском стиле, отделанный булыжником. На самом деле, выполнял роль кузницы. И здесь тоже можно видеть практический характер хозяина: кузница находится на берегу реки в рамках пожарной безопасности.

Галина Паламарчук:
- А мы продолжаем прогулку по парку и идем мимо замечательного дуба. Что за история с дубами здесь, в Приютино?

Алевтина Карамышева:
- Дубы здесь тоже являются памятниками. Два дуба, которые сохранились до наших дней, огромные, не охватные. По известной дворянской традиции были посажены в честь сыновей, рожденных в семье. Приусадебный участок был куплен 1795 году, когда в семье уже было двое сыновей. Тем не менее, это не мешает высадить в честь сыновей деревья, за которыми Николай и Петр, еще совсем мальчики, сами ухаживают, удобряют, конечно, под чутким контролем садовников. Деревья вырастают.
На самом деле, сыновей было трое, и дубов когда-то было три. Но после гибели старшего сына Николая в Бородинском сражении летом 1813 года Оленины возвращаются в Приютино и видят, что дуб, высаженный в честь их первенца, уже погибшего Николая, засох. И тогда на месте этого дерева устанавливается памятник, который существует до наших дней. Выглядел он несколько иначе - в виде усеченной пирамиды. На нем были выбиты строки Гнедича:
Здесь некогда наш сын дуб юный возращал:
Он жил — и дерево взрастало.
В полях Бородина он за Отчизну пал,
И дерево увяло!..
Но не увянет здесь дней наших до конца
Куст повилики сей, на камень насажденный!..
И с каждою весной взойдет он, орошенный
Слезами матери и грустного отца...
Трагическое событие, как результат любой войны, гибель брата, сына, друга, конечно, отразилось на всех родных и близких Олениных. Памятниках, как вы могли видеть, 200 лет на том самом месте напоминает нам о давно прошедших событиях.

Галина Паламарчук:
- А что за постамент мы с вами проходим?

Алевтина Карамышева:
- На нем находились солнечные часы, по которым можно было определить время в любое время года.

Галина Паламарчук:
- Мы приближаемся к усадебного дому. Что за строение рядом?

Алевтина Карамышева:
- Это гостевой дом. Изначально здесь задумывался один дом, тот самый, в котором сейчас находится музей. На первом этаже парадные залы, на втором - 14 спален, 8 для хозяев, 6 для гостей. Но гостей приезжало так много, что шести спален не хватало категорически. Именно для них, для гостей, выстраивается второй гостевой флигель, где уже каждому приезжающему выделяется отдельная комната со всем необходимым, чтобы им было удобно. Даже в богатых имениях такого комфорта часто не было. Здание сейчас разрушено.

Галина Паламарчук:
- Пару слов скажите о дальнейшей истории этой усадьбы после Олениных.

Алевтина Карамышева:
- Усадьба была продана по завещанию Елизаветы Марковны. Женщина была душой этого дома, о чем вспоминают все - и дети, и гости. Но обладала хрупким здоровьем. Тем не менее, дожила до 70 лет, что на то время достаточно приличный возраст. Умирая, она оставляет супругу письмо, последнюю волю, в которой есть такие строки: «Друг мой, продай Приютино, тяжело тебе здесь будет, без меня все будет обо мне напоминать».
Кроме того, женщина она умная и замечает, что усадьба стала убыточной. Чтобы не оставлять долги детям, Приютино будет продано Алексеем Николаевичем, который переживет свою жену на 5 лет.
После сменятся несколько хозяев: в основном, это будут различные промышленники из Петербурга. Здесь они будут жить как постоянно, так и использовать усадьбу в качестве дачи, организуют здесь молочное хозяйство, и кирпичный заводик будет работать уже на продажу кирпича. Будет клеймо «Приютино», в том числе на бутылках с молоком.
А после революции здания принадлежат совхозу. В военные годы здесь живут летчики и механики военного аэродрома Балтийского флота, которые обороняют акваторию Финского залива.
После войны здесь коммунальные квартиры. Людям надо было где-то жить. В каждой комнате, в каждом здании, включая даже молочную, поселяется несколько семей.
В 60-е годы принимается решение о создании музея, благодаря многим людям, которым небезразлично это место. В первую очередь, это, конечно, Лев Валентинович Тимофеев - основатель музея. Ему было поручено создать краеведческий музей. Но, изучив историю, он предложил концепцию литературно- художественного, которую мы можем видеть и сегодня. Первые два зала были открыты в 1974 году на первом этаже, а в 90-е музей стал таким, каким мы видим его сегодня. То есть, с 1974 года по 1990-й шла реставрация. Но еще шло расселение квартир, процесс был непростой. Здесь все было застроено различными сараями, пристройками. Люди вели хозяйство, имели грядки и необходимые строения.

Галина Паламарчук:
- Пройдем в усадебный дом. Посмотрим, как была устроена жизнь в начале 19-го века.

Алевтина Карамышева:
- Мы с вами прошли в камердинерскую комнату слуги, и в витрине можно увидеть планы строений. Причем они максимально точны, потому что сделаны для проектирования и строительства усадьбы. Есть и планы, сделанные с уже существующих зданий для акта о продаже. Сделаны они были, вероятно, под руководством Александра Брюллова. Точно известно, что в Академии художеств есть как планы некоторых строений (первый господский дом, в котором мы находимся, второй господский дом), так и план всего земельного участка. Площадь его составляла 774 десятины при покупке, 845 гектаров примерно.

Галина Паламарчук:
- Усадьба была продана выгодно?

Алевтина Карамышева:
- Пожалуй. Конечно, 40 лет прошло, даже чуть больше. Но думаю, что все-таки выгодно. Направление, может быть, не самое популярное, но недвижимость недалеко от столицы ценилась всегда.
Потенциальных покупателей было большое количество, нам известно, что многие смотрели усадьбу. В течение двух лет Алексей Николаевич показывал свои владения. Наверное, ему было тяжело расставаться с семейным гнездом. Но впоследствии нашелся покупатель, и сделка прошла хорошо. Причем некоторые земли были подарены друзьям, которые селились поблизости.
Семья была очень гостеприимная. Здесь было много талантливых людей и не всегда богатых. В этом доме, как говорила Анна Керн, за столами, скажем, на обед рассаживались без чинов и званий. Потому что какие чины могут быть в доме, где свыше всего ценились ум и образованность? Ну и также здесь было много воспитанниц.
Сейчас перед нами кабинет. Мы не называем этот зал кабинетом Алексея Николаевича Оленина, так как не имеем его точного изображения, не знаем, как он точно выглядел, но некоторые описания сохранились, и здесь были восстановлены некоторые детали.
Правильно называть этот зал кабинетом просвещенного дворянина начала 19-го века. Алексей Николаевич, действительно, был таковым, то есть, в первую очередь, прекрасно образованным человеком своего времени. А значит, должны быть книжный шкаф, часы, письменный стол, безусловно, еще свечи, письменные принадлежности. А вот это бювар - папка для бумаг. Такую папку вряд ли могли носить с собой. Она тяжелая, деревянная, но документов здесь хранить можно было много. Она снабжена кожаной гармошкой, может вырастать на целых 28 сантиметров и запирается на ключик. Такой своеобразный сейф.
Свечи, конечно же, были нужны, электричества в домах 19-го века еще не было.
Это камин. Он подлинный, из петербургской квартиры.
Это ножницы для удаления свечного нагара. Лишний воск срезается и остается здесь в коробочке. Очень удобно. Можно позвонить в колокольчик, позвать камердинера, который явится и наведет на столе порядок. В книжном шкафу книги разных авторов и на разных языках. Все книги, которые здесь находятся, подлинные. Алексей Николаевич знал 10 иностранных языков, стандартные для того времени французский, немецкий, кроме того, испанский, итальянский, английский, латынь, древнегреческий, древнееврейский, церковно-славянский и арамейский. Вот, например, издание «Образование древних народов». И действительно, несмотря на полученное образование военного инженера и 10 лет военной службы, Алексей Николаевич в истории остался ученым историком, археологом. История становится основным интересом этого человека, не исключающим многих других талантов. Например, тот же самый арамейский язык Алексей Николаевич начинает изучать уже в 50 лет. Конечно, для того, чтобы ближе познакомиться с древними рукописями для своих археологических изысканий.

Галина Паламарчук:
- Что еще в кабинете мы можем увидеть? Это какие-то личные вещи, мемориальные вещи?

Алевтина Карамышева:
- В нашем музее все предметы подлинные, относятся к началу 19-го века, но большинство из них собрано из других музейных антикварных собраний.
В этой небольшой витрине представлен печать с гербом рода Олениных. Про герб мы тоже часто рассказываем посетителям. Это довольно интересная история. Изображение на гербе представляет собой двух медведей. Наверху оленьи рога, что логично. Посередине щит с изображением девушки, сидящей на спине медведицы. По легенде, род Олениных берет свое начало от ирландских королей по имени Олень.
Якобы когда-то, в 9-10 веках, король Олень умирает, оставляя двух наследников - сына и дочь. Сын становится новым королем, но боится, что сестра будет претендовать на его трон. Он решается погубить девушку страшным способом. На дворе Средневековье. Он запирает ее в клетке с дикими медведями. Королевская дочь входит туда бесстрашно, держа в руках красную розу, и медведи, пораженные храбростью, падают у ее ног.
Пленницу отпускают. Она много путешествует на спине медведицы, как изображено на гербе, пересекает пролив и оказывается в современной ей Франции, выходит замуж за прекрасного благородного рыцаря.
И уже их потомки, пройдя через всю Европу, оказываются в России, в Петербурге, затем здесь, в Приютино.
Красивая романтическая легенда, ничем, конечно, не подтвержденная, но почему бы ей не существовать?
Кроме того, в витрине находятся карманные часы марки Breguet, прославленные Пушкиным в «Евгении Онегине», экземпляр был подарен Алексею Николаевичу императрицей Екатериной Великой.
Мальтийский крест был вручен императором Павлом I в последний день 18-го века за службу на Монетном дворе.
Небольшой амулет на кожаном шнурке попал в дом Олениных весьма необычным гостем. Амулет этот буддистский, изготовлен был в Тибете в конце 18 - начале 19 веков. Хозяином его был индийский брамин, которого Алексей Николаевич совершенно случайно встречает на петербургской улице. Брамин оказался в столице, пройдя 5000 километров пешком из Баку, дабы передать императору манифест с просьбой о восстановлении древнего храма огнепоклонников в окрестностях Баку. Видимо, что-то случилось с молодым человеком в пути, он сильно заболел и практически замерзал на улице. Алексей Николаевич приводит его к себе домой, оказывает возможный уход. Полтора года этот человек живет здесь, в Приютино, и они с Алексеем Николаевичем, безусловно, находят темы для бесед. Это история, археология, языкознание, так как брамин был прекрасно образованным человеком. В память о нем в музее и хранится амулет, а в Эрмитаже - портрет этого человека, на портрете он изображен здесь, в Приютино, на крыльце дома, в своих традиционных индийских одеждах и с кальяном в руке.
А вот перед нами первое издание поэмы Александра Сергеевича Пушкина «Руслан и Людмила». Книга выходит в 1820 году, когда Пушкин, совсем молодой, можно сказать, начинающий поэт, но уже находится в своей первой ссылке. Поэму издают его друзья, а иллюстрации к ней готовит сам президент Академии художеств Алексей Николаевич Оленин, который был прекрасным рисовальщиком. И другие иллюстрации – виньетки - также были созданы по эскизам хозяина усадьбы Приютино.

Галина Паламарчук:
- Мы с Вами зашли в здание через камердинерскую. А на самом деле гости попадали в дом через парадный вход?

Алевтина Карамышева:
- Совершенно верно. Если бы мы прибыли к Олениным 200 лет назад, дорога из Петербурга составила бы 3 - 4 часа. Мы бы переправились через Неву, проехали по правому берегу уже со многими существующими усадьбами. Затем - в сторону Порохового завода и приехали бы сюда, в Приютино, подъехали бы на карете прямо к крыльцу господского дома, поднялись по его ступеням. Крыльцо было украшено статуями, тропическими растениями, которые выносили из оранжереи к приезду хозяев.

Галина Паламарчук:
- Мы уже несколько раз упоминали о Пушкине, это здание связано с его любовью к одной из дочерей Олениных. Или это была влюбленность?

Алевтина Карамышева:
- Сам Пушкин упоминает этот термин. Поэтому, я думаю, и мы можем себе позволить говорить про любовь.
Действительно, Александр Сергеевич был частым гостем усадьбы весной и летом 1828 года, бывал здесь так часто, как, конечно, позволяли приличия. Эта музыкальная гостиная воссоздана точно, практически до деталей. Возможно, это стало благодаря сохранившемуся изображению: художник Федор Солнцев 26 мая 1834 года зарисовал эту комнату и даже присутствующих в ней хозяев и гостей.
3 июня 1828 года именно в этой комнате, на подобном стоящем здесь сегодня музыкальном инструменте Михаил Иванович Глинка исполняет свои аранжировки. Дом Олениных чуть раньше посетил Александр Сергеевич Грибоедов, который прибыл из Персии, заключив очень выгодный для России мир. Прибыв в дом Алексея Николаевича, он исполняет слышанные им во время путешествия грузинские мелодии. Они впечатляют молодого учителя музыки, будущего великого композитора Михаила Глинку, который и делает собственные аранжировки. Анна Оленина, младшая дочь в семье, начинает напевать. А в глубине комнаты на диванчике сидит Александр Сергеевич Пушкин, видит всю эту картину, и в его воображении рождаются строки «Не пой, красавица, при мне ты песен Грузии печальной…».

Галина Паламарчук:
- Какие еще произведения Александр Сергеевич посвятил Анне Олениной? Он же даже сватался?

Алевтина Карамышева:
- Хороший вопрос. Нам часто его задают. У нас таких сведений нет. Нет никаких подтверждений этому факту ни от самой Анны, ни от ее родных. Но разговоры, конечно, велись и 200 лет назад, ведутся и сегодня. Доподлинно мы можем сказать, что к сентябрю 1828 года бывать у Олениных поэт перестает.
В этот период своему другу Вяземскому он напишет, что несчастен, потому что бесприютен, возможно, намекая на название усадьбы, которое дает своим владениям сама Елизавета Марковна, как бы играя со словами «приют», «уют», «приют для добрых душ». Встретив Анну на балу чуть менее чем через год, в 1829 году, Александр Сергеевич напишет в ее альбом знаменитое стихотворение «Я вас любил».

Галина Паламарчук:
- Куда мы теперь зашли? Что это за помещение в доме?

Алевтина Карамышева:
- Перед нами парадная спальня хозяйки дома, вернее, ее личная гостиная или будуар. Про такие комнаты говорили, что здесь рождается женская красота. Елизавета Марковна могла здесь заняться чтением или рукоделием, принять гостей. Ну, конечно, привести себя в порядок за таким чудесным столиком. Вся мебель здесь изготовлена из карельской березы. Очень красивый, как будто бы излучающий свет и тепло материал, в том числе и кровать в форме ладьи. Над кроватью белоснежный полог. Сохранилось письмо Петра Вяземского, отправленное отсюда, из Приютино своей супруге летом 1828 года, где есть такие строки: «Встретил на даче Олениных Пушкина, всего покусанного, но счастливого». Говорят, что, когда поэта кусали комары, он лишь восклицал: «Сладко!». Но, возможно, действительно, любовь обезболивала все раны…
Это портреты родителей Елизаветы Марковны. Марк Федорович по рождению был не из дворян, из черниговских казаков, но обладал прекрасным голосом и стал первым русским оперным певцом, а затем и первым директором Придворной певческой капеллы.
В витрине можно видеть столик семьи Олениных, предмет женской мебели, столик-бобик или столик на одного. За ним можно было выпить кофе, написать письмо или разложить пасьянс. Вот фамильный фарфор.
Эта комната как будто бы хранит в себе воспоминания о хозяйке. И одним из самых интересных здесь станет небольшой документ - автограф, который озаглавлен «Баллада».
Дело в том, что большинство гостей приезжало к Олениным по случаю дня рождения или именин хозяйки. День рождения приходился на 2 мая, и в 1819 году гостей развлекали игрой в шарады: нужно было отгадать слово, составив его из двух других, причем два других тоже нужно было до этого отгадать. Сперва перед гостями вышли нарядные пары: дамы и кавалеры, которые начали кружиться в вальсе. Затем кавалеры зал покидали, остались только барышни. Они начали водить хороводы, изображать славянскую богиню. Таким образом, первое представление означает слово «бал», а второе слово «лада». И, сложив их вместе, мы получим то самое слово «баллада», которое было изначально загадано Иваном Андреевичем Крыловым. Другой гость этого праздника, Василий Андреевич Жуковский, начинает писать балладу в честь именинницы. Но напишет он всего две строчки: «Что ты, девица, грустна, молча присмирела?». А допишет балладу уже другой поэт - совсем молодой Александр Сергеевич Пушкин. В 1819 году он приступит к делу с юмором и не только закончит стихотворение, но и объяснит, почему этого не сделал Жуковский.
Пушкин напишет так:

Хоровод забыв, одна
В уголку присела?
«Именинницу, друзья,
Нечем позабавить.
Думала в балладе я
Счастье наше славить.
Но Жуковский наш заснул,
Гнедич заговелся,
Пушкин бесом ускользнул,
А Крылов объелся».


Перед нами столовая. У Олениных бывало до 80 и более гостей по большим праздникам. Всех необходимо было, конечно, накормить вкусно. Усадьба славилась простой русской, но сытной и вкусной пищей.
Накрывали здесь часто небольшие столики на две персоны. Просто их было много. Но могли расположиться и под открытым небом,
если позволяла погода. Помещение могло использоваться и по-другому. Хозяином была запроектирована западная стена, закругленная по форме. Благодаря этому создается прекрасная акустика. Здесь находилась домашняя сцена. На стульчиках располагались зрители, а у выхода на домашней сцене читал свои стихи Александр Сергеевич Пушкин, Иван Андреевич Крылов, Николая Ивановича Гнедич и многие другие. Праздники здесь проходили достаточно часто.
Когда-то, как я уже говорила, на втором этаже располагалось 14 спален, а сейчас здесь две постоянные экспозиции, комната барышни и комната молодого человека.
Вы, наверное, уже догадались, что сейчас мы в мужской комнате. Первое, что здесь обычно приковывает внимание - оружие, развешанное на фоне ковра по моде начала 19-го века. Сам же интерьер комнаты воссоздан по мотивам литературного произведения. Это роман Александра Сергеевича Пушкина «Евгений Онегин». Тот самый момент, когда Татьяна приходит в уже покинутый Евгением дом, видит там и стол с померкшей лампадой, и груду книг, и под окном кровать, покрытую ковром.


«И лорда Байрона портрет,
и столбик с куклою чугунной
Под шляпой, с пасмурным челом,
с руками, сжатыми крестом»


Это традиционное изображение Наполеона, у противоположной стены - бюст Кутузова. Конечно, все это относит нас к событиям Отечественной войны с наполеоновской Францией. Два старших сына Олениных приняли участие в этой войне, в том числе и в Бородинском сражении. На Бородинском поле средний сын Петр получил тяжелую контузию. Достаточно долго шло лечение. Ранение было серьезное, оно угрожало жизни молодого человека. Кроме того, ему пришлось покинуть Москву, так как в город входил Наполеон. Тем не менее, через полтора года Петр снова возвращается, присоединяется к своим войскам, участвует во взятии Парижа. В конце войны получает серебряную медаль. Старший сын Олениных Николай на Бородинском поле погиб.
Большинство мемориальных предметов были переданы потомками среднего сына Петра. Здесь мы можем видеть шпаги или рапиры. Есть предположения, что они ученические, хотя по внешнему виду они мало чем отличаются. Если неосторожно ими пользоваться, то, конечно, могут поранить совершенно как настоящие.
В семье Петра родилось шестеро детей. Представленные здесь художественные работы также говорят о таланте рисовальщика, который в этой семье, видимо, передавался по наследству.

Галина Паламарчук:
- Мы побывали в мужской комнате, а теперь оказались в женской?

Алевтина Карамышева:
- Да, это последний зал нашей музейной экспозиции, представляет он комнату барышни. Интерьер тоже основан на литературном произведении, но это творение никто из нас не читал. Младшая дочь Олениных Анна задумала написать роман. Придумала даже красивое название «Роман нашего времени», за 7 лет, кстати, до «Героя нашего времени». Но, описав комнату барышни, как-то остыла к этой затее. Тем не менее, данное описание вдохновило художников. И здесь мы можем видеть диванчик, большое зеркало в пол, этажерку с безделушками. Безделки вовсе не от слова «безделье». Сидеть барышне без дела было не принято. Нужно было обязательно либо читать, либо рисовать, еще лучше заниматься рукоделием. Поэтому здесь много предметов, шитых бисером.
Есть и большой книжный шкаф. В семье Олениных все сыновья и дочери были прекрасно образованы, знали 4-5 иностранных языков, и многие, кто вспоминал Анну, действительно, понимали, что девушка была умна. И, конечно, очаровательна.
Известно, что Пушкин познакомился с Анной Алексеевной на балу в 1827 году. Конечно, они могли до этого встречаться и в доме ее отца, когда Пушкин прибыл в Петербург, закончив лицей. Но дело в том, что сама Анна была тогда совсем юная, 9-11-летняя девочка, и вряд ли могла бы воспламенить воображение поэта. А в 1827 году ей было 20 лет. И именно тогда поэт посещает Приютино как можно чаще. Однажды, гуляя в Приютинском парке, Анна обращается к Пушкину на «ты», что для того времени было нарушением этикета. Девушка оговорилась, но поэт был счастлив. Он решил, что это знак любви, уезжает и возвращается как можно скорее, в следующий же приемный день, в воскресенье, когда прибыть можно было вовсе без приглашения. И вручает Анне Алексеевне стихотворение, которое так и называется «Ты и вы».

Галина Паламарчук:
- Мы уже много раз говорили сегодня о том, что этот дом был хлебосольным, приютом муз, потому что здесь было много художников, писателей и поэтов. А сегодня этот дом, эта усадьба остается таким приютом?

Алевтина Карамышева:
- Мы очень на это надеемся. У нас проходят и концерты, и театральные постановки. Афишу мы обычно вывешиваем в соцсетях, и любой желающий может посетить подобное мероприятие. Мы проводим временные выставки современных художников. Это большие друзья музея.
Мы всегда открыты для сотрудничества.
Когда люди приезжают к нам, они оживляют стены этого дома. Это очень важно. По парку посетители могут погулять в любой день, в любую минуту. Парк усадьбы открыт, вход бесплатный, он прекрасен в любое время года.

https://vk.com/wall-170893851?q=%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%8E%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%BE