Гатчинское Морское собрание: 25 лет на суше для моря

В этом году Гатчинское Морское собрание будет отмечать юбилейную дату - 25 лет со дня основания. Заместитель председателя собрания, депутат и Почетный гражданин Гатчины Юрий Назаров, а также выпускник гатчинской школы №9, доктор технических наук, профессор Военно-Морского Политехнического Института, капитан 1-го ранга, член совета старшин Гатчинского Морского собрания Владимир Колесник рассказали о том, чем живет эта общественная организация.

Гатчинские сезоны
16 февраля 10:10
2704

Елена Гордиенко:
- Давайте начнем с самого начала: когда было учреждено Гатчинское Морское собрание? Я нашла информацию, что в апреле-мае 2012 года состоялось учредительное собрание, на котором присутствовало 44 человека, они избрали председателем Морского собрания адмирала Анатолия Александровича Комарицына и его заместителем Юрия Ивановича Назарова.

Владимир Колесник:
- Дату, которую вы назвали, по праву можно считать датой юридического создания Гатчинского Морского собрания. Но эта структура имеет серьезную предысторию: сообщество моряков-единомышленников начало существовать на гатчинской земле раньше.
Еще в 1999 году в Гатчине была юридически зарегистрирована общественная организация, которая называлась Межрегиональный фонд поддержки и социальной защиты инженеров флота. Мне посчастливилось быть президентом этого фонда, и я занимался его созданием и началом деятельности.
Руководство Гатчины позитивно отнеслось к тому, что объединился такой большой пласт населения города - военные моряки, преподаватели и работники системы образования флота, военно-морского гражданского флота, судостроительных предприятий. У нас в Гатчине порядка, по-моему, пяти предприятий в то время относилось к этому направлению, это было интересно и значимо: появилась возможность объединить большую группу людей и членов их семей. Поддержка города, и прежде всего, Станислава Семеновича Богданова, который в то время возглавлял Гатчину, была с самого начала. И если бы не его поддержка, мы, наверное, не смогли встать на ноги так, как это получилось. За что ему огромное спасибо!
Это была некоммерческая организация, она занималась вопросами, связанными с организацией быта, взаимопомощи и поддержки той группы населения, о которой я сказал.
Первым практическим шагом фонда было создание на территории и на базе школы-интерната первого Гатчинского кадетского класса в октябре 1999 года.
Но когда первые шаги мы сделали, возникли вопросы: а только ли инженеров флота, как это было в названии заявлено, касается то, чем мы занимаемся? К тому времени на территории Гатчины образовался большой отряд офицеров флота - моряков, относящихся не только к инженерной службе, но и к другим службам флота, они находились в запасе, в отставке. Что это за люди? Это гатчинцы и те, кто приехал жить в Гатчину, офицеры, которые учились в двух военно-морских училищах, работавших на территории дворца. Первое училище просуществовало с 1952 по 1954 годы, а потом было переведено в Александровский дворец в Пушкин. Его сменило училище радиоэлектроники, которое в Гатчине просуществовало до 1961 года. Я помню курсантов-ребят, которые ходили по Красноармейскому проспекту, их быт, отдых. Может быть, это и заложило во мне первые желания связать жизнь с морем?! В 1961 году училище было переведено в Петродворец, и там образовалось известное училище ВМИРЭ имени Попова.
Надо сказать, что одним из начальников училища в Гатчине и в момент переезда в Петродворец был вице-адмирал Крупский, выпускник гатчинской «четверки», племянник Надежды Константиновны Крупской.
Первая группа людей, которые пришли к нам в собрание, - отставные офицеры в запасе, которые учились в этих училищах. Закончив службу, многие из них вернулись в Гатчину, жили здесь и работали. Они, конечно, с большим удовольствием и радостью влились в наш состав.
Вторая группа – гатчинцы, которые учились в 60-70-х годах в наших школах. Тогда профессия военного моряка была очень престижна, и в училища, которые находились в Ленинграде, а их было 5, поступали с большим удовольствием. Там были очень высокие конкурсы, поступали ребята достойные. И я как выпускник девятой Гатчинской школы 1965 года, могу сказать, что только из моего класса 7 человек пошли в Пушкинское училище, и мы вместе учились. Таких, как мы, было много. Когда мы собирались в Татьянино на платформе, ждали электричку, чтобы ехать в Александровскую, половина платформы были курсанты в морской форме. Естественно, кто-то из этих ребят, закончив училище и отслужив, остался в тех местах, где он службу закончил, но их было меньшинство. Большинство вернулись сюда, к своим семьям, к родителям. И вот эти выпускники гатчинской школ - второй мощный пласт, который влился в нашу организацию.
И третья группа, тоже достаточная в то время, - офицеры Северного флота, в основном, Камчатской флотилии, которые получали квартиры на территории Аэродрома и Мариенбурга. Там тогда шло активное строительство, офицерам давали квартиры.
Все три группы появились вокруг нашей структуры. И встал вопрос - надо расширять границы, это уже не организация для инженеров. Флот - это структура, которая объединяет и по интересам, и по составу гораздо более широкий круг людей.
А второй вопрос - где нам собираться? Юрий Иванович Назаров, будучи в то время директором Дворца молодежи, взял эту инициативу в свои руки и сказал, что все есть - есть Дворец молодежи, есть помещение, есть люди, которые готовы работать, есть возможность, есть контакты с руководством города. Он был депутатом, для него это было более доступно и понятно.
И вот на базе Межрегионального фонда поддержки и социальной защиты инженеров флота, Дворца молодежи и Совета депутатов Гатчины, который представлял еще и депутат от Аэродрома Александр Дмитриевич Рябов, были объединены усилия по созданию кадетских классов и по всей остальной работе.
Фактически эта первичная структура и превратилась в Гатчинское Морское собрание, которое объединяло как военных моряков, так и моряков флота. Мы сразу же заявили, что мы принимаем в свои ряды всех, кто имеет отношение к флоту. И таких в Гатчине оказалось очень много.
Так что де факто наше Морское собрание было создано в 1999-м году. С приходом к руководству адмирала Комарицына был решен юридический вопрос, мы были зарегистрированы официально и вошли через Санкт-Петербургское Морское собрание в Ассоциацию Морских собраний России.

Елена Гордиенко:
- Юрий Иванович, неужели так просто было, как рассказывает Владимир Андреевич?

Юрий Назаров:
- В 1998 году была поставлена задача - создать Гатчинский дворец молодежи. Шла стройка, мы находились в центре города. И я, как старый гатчинец, знал многих курсантов. Мы все хотели быть курсантами, когда у нас в городе было военно-морское училище, и мы знали тех людей, которые поступали туда, закончили службу и вернулись в Гатчину. Я вижу, что этих людей надо объединять, это сила. Владимир Андреевич рассказал, что был создан Фонд инженеров флота. Мое предложение - создать Морское собрание. Дворец молодежи находился в центре Гатчины, легко было собираться, возможность была.
Первым председателем избрали гатчинца, ученика 36-й железнодорожной школы Ивана Александровича Семенова, контр-адмирала. Последняя его должность - заместитель начальника боевой подготовки Военно-Морского Флота. Он активно взялся за эту работу, мы проводили Дни ВМФ в центре города, на Соборной при большом количестве жителей и гостей города, с духовым оркестром - это был хороший праздник. Он проходил до пандемии, думаю, что мы возобновим его обязательно.
19 марта мы проводим День подводного флота возле лодки Джевецкого. Так было задумано нашими моряками - создать памятник первой подводной лодке. Владимир Андреевич одно время работал на предприятии «Севзапспецавтоматика» на Красноармейском проспекте, и наше начинание поддержал генеральный директор Валерий Анатольевич Солонько. Созданную подводную лодку на День ВМФ привезли и поставили прямо на улицу Соборную, на подъемном кране, ее фотографировали, снимали видео. Затем ее переместили на постоянное место - в район Балтийского вокзала. Прошло больше 10 лет, конечно, за ней надо было ухаживать, она пришла в негодность. И Валерий Анатольевич Солонько взялся за ее реставрацию, и два года назад ее опять открыли. За ней сейчас присматривают люди, но постоянно организация не закреплена за ней до сих пор. Там теперь проводятся все наши праздники.

Владимир Колесник:
- А история такова: лодка Семёна Карловича Джевецкого была испытана в 1885 году на Серебряном озере, где он ее демонстрировал августейшей семье. Александр III принял тогда решение по результатам этого испытания - выплатить деньги судостроительной промышленности и создать 50 корпусов таких лодок для различных целей: для Черноморского флота, для Балтики, для дальнейших научных испытаний и так далее. Это исторический факт.
Гатчина, на мой взгляд, является родиной серийного строительства подлодок. Можно говорить о более раннем испытании лодок, корпусов и так далее, но первая серия руководителем государства была запущена именно здесь. Гатчина - колыбель подводного флота, серийного создания лодок. И, конечно, для города, для жителей Гатчины это очень важная факт.
Мы говорим, что Гатчина - колыбель военной авиации, мы знаем роль аэродрома. Я всегда с уважением относился к летчикам, но почему мы не вспоминаем про этот момент в связи с историей морского флота?
Благодаря Валерию Анатольевичу Солонько, руководителям штаба и всего состава Морского собрания нам удалось эту несправедливость исправить: мы создали памятник не только лодке, но и тому, что в Гатчине переплелись история города и флота. И лодка с того момента стала символическим местом притяжения, нашим центром, куда мы приходили, чтобы встретиться и проводить все наши мероприятия.
Если бы не было Гатчинского Морского собрания, я не знаю, был ли бы сегодня в составе городских достопримечательностей этот памятник. Я сомневаюсь.

Елена Гордиенко:
- Если про цифры говорить, сколько человек было в самом начале и сколько сейчас членов Морского собрания?

Юрий Назаров:
- У нас сейчас 70, а было больше 100. Небольшой спад есть.

Владимир Колесник:
- Понимаете, в самом начале были люди, которые тогда недавно ушли в запас, 50-60-летние мужчины, достаточно активные. Жизнь есть жизнь: кто-то уходил, кто-то приходил. Сегодня, в основном, это уже другие люди. Единицы тех, кто был в первом составе и остается сейчас. Но, к счастью, пополнение идет: приходят молодые ребята.

Елена Гордиенко:
- Как люди узнают о том, что в Гатчине есть люди, которые причастны к флоту и которые могут стать членами Морского собрания?

Юрий Назаров:
- Нам помогают СМИ - телевидение, газеты. Если кто-то случайно сегодня прочитает газету «Гатчина-Инфо», услышит о нас, может прийти к нам, поучаствовать в нашей работе.

Елена Гордиенко:
- То есть вы готовы принять всех, кто относится к ВМФ?

Владимир Колесник:
- Если есть те, кто сегодня разделяет наши взгляды, позиции, готов работать и помогать нам, то их фактическая принадлежность к какому-то роду занятий, наверное, второстепенна. Главное - внутреннее состояние, желание работать в нашей команде.

Юрий Назаров:
- Штаб находится в школе №11. Близко все, и кадеты рядом, и члены нашего Совета старшин регулярно заседают.

Елена Гордиенко:
- Давайте поговорим про кадетов.

Юрий Назаров:
- Тема того, как организовали кадетские классы, очень интересная. На одном из заседаний во Дворце молодежи на Совете старшин я говорю: хорошо бы нам организовать кадетов. А как это сделать? Я пошел в школу-интернат к директору Анатолию Ивановичу Мерзову, рассказал про наше предложение, про то, что есть желание и нет понимания того, как это сделать. Шесть месяцев прошло, вышло постановление Совета министров, которое нам помогло. Включились все. Владимир Андреевич Колесник и Рябов нам помогали, Станислав Богданов и тогда военком Виталий Филоненко, затем заведующий гороно Александр Астахов подключился к этой работе. 2 октября 1999 года мы дали торжественный старт кадетскому классу. Конкурс среди учащихся был огромный.

Владимир Колесник:
- Когда встал вопрос о практической части работы, мы стали создавать класс, исходя из наших возможностей. Мы поняли, что потянем на первом этапе один класс - 25 человек. Медики сказали, что раньше, чем 7-й класс, не рекомендуют с точки зрения физиологии ребенка. А старше 7-го классы - это ребята, у которых уже сложились определенные взаимоотношения с окружающим миром. Было решено, что самый благоприятный материал для начала работы - это семиклассники. Был проведен набор в седьмой кадетский класс – это были мальчики. Поскольку класс был небольшой, да и было так задумано, жили они на казарменном положении на территории школы-интернат.
Директор школы Анатолий Иванович Мерзов нам выделил этаж, он был в таком состоянии, что нам пришлось работать и работать. И члены Морского собрания, плюс родители тех ребят, которых мы зачислили, очень много там работали: были созданы комнаты для проживания 4-5 человек и бытовые помещения. По нашей задумке, ребята должны были там с понедельника по пятницу учиться, ночевать, а домой выходить в субботу и воскресенье. То есть воспитываться по примеру стандартных кадетских училищ - Нахимовского и Суворовского. Хотя мы не подходили под структуру Министерства обороны, это была общеобразовательная структура, и этим мы отличались от всех остальных.
Первый, кстати, класс не только в Санкт-Петербурге и области, а вообще на Северо-Западе был таким образом создан на базе общеобразовательной школы, а не по плану Министерства обороны, где идет четкое финансирование, назначаются руководители и так далее. У нас все это основывалось больше на нашем энтузиазме, на наших возможностях. Еще раз скажу огромное спасибо Станиславу Семеновичу Богданову, который активно поддержал эту идею и финансово, и организационно. Конечно, без его участия этого не получилось бы.
Я хочу назвать тех людей, которые стояли у истоков. Начальник Пушкинского военно-морского инженерного училища, контр-адмирал Юрий Михайлович Халиуллин, к сожалению, сегодня уже ушедший из жизни, активно откликнулся. Нам были предоставлены для занятий кадетов институтские помещения, классы. Их учебная программа была соединена и каким-то образом подстроена под нашу программу. Им была интересна довузовская подготовка, отбор ребят, поэтому преподаватели приезжали сюда, корректировали учебные программы, занимались с ребятами больше физикой, математикой.
Надо было возить кадетов, заниматься решением конкретных бытовых вопросов. В то время генеральным директором завода «Кризо» был Сергей Сергеевич Богданов, который откликнулся и выделял автобус, помогал нам, чем мог.
Виктор Андреевич Филоненко в то время был военкомом. И, конечно, без участия военкомата нам тоже было бы тяжело. Многие вопросы решал он, в частности, по медицинской комиссии.
Анатолий Иванович Мерзов, конечно, очень активно работал.
Я уже не называю наших депутатов и, прежде всего, Юрия Ивановича. Я говорил сегодня о Александре Дмитриевиче Рябове. Он, будучи уже на пенсии, занимался этими кадетскими классами до самого конца своей жизни. Он с ними был везде. Я не могу не назвать двух воспитателей, офицеров, инженеров, работали по собственной воле, не имея никаких зарплат - это Валерий Викторович Сапёров и сегодня продолжающий там работать Сергей Викторович Михайлов.
Поскольку кадеты должны были ночевать там, то за ними кто-то должен был смотреть, обеспечивать порядок: был заключен договор между Военно-Морским Пушкинским училищем, руководством гороно и школы-интерната. Были отобраны проверенные курсанты старших курсов, которые вместо того, чтобы идти в увольнение, приезжали и по очереди работали у нас, подменяли воспитателей, оставались ночевать до утра, а утром уезжали на занятия. Эти ребята закончили училище, я их всех знаю, они уже сами капитаны 1-го, 2-го ранга, но помнят, как они курсантами 20 лет назад работали воспитателями.
Это было общее дело. Мы были объединены общей идеей, мы работали на результат.
Но потом мы перешли к другой системе, кадеты стали уходить домой. Сегодня у нас 5-й – 6-й класс - это кандидаты в кадеты: они готовятся, ходят в военной форме. А вот когда они переходят в 7-й класс, мы проводим торжественное принятие в кадеты, они приносят клятву.

Юрий Назаров:
- Кадеты выступают на всех мероприятиях в городе. И это все видят.
Хотелось бы добавить, что Гатчинское Морское собрание знают за пределами нашего города, Ленинградской области. Мы входим в состав Ассоциации России, где есть представители Владивостока, Камчатки, Севастополя, Вологды, Мурманска. Наш представитель там - Олег Викторович Сорокин. Мы участвуем в мероприятиях не только в городе, но и за его пределами.

Елена Гордиенко:
- Ребята из первого кадетского класса вышли, как их судьба сложилась?

Владимир Колесник:
- Мы никогда не ставили задачу, что все 25 человек из класса должны стать военными. Это должен быть свободный выбор человека, осознанный выбор.
А мы за тот период, когда они находятся у нас на попечении, должны создать такие условия, чтобы они сделали именно этот выбор. Но никакого насилия быть не должно. В отличие от структур Министерства обороны, у нас общеобразовательное учреждение.
В 1999 году в Москве проводился Всероссийский слет кадетских классов. И каждому региону нужно было прислать туда своих представителей. И оказалось, что в Ленинградской области только у нас такой класс создан, и ребята без всякого конкурса в конце лета поехали в Москву всем составом. Мы тогда жестко поставили вопрос: либо поедут все 25 человек - либо никто. Были изысканные средства, и они поехали все с руководителями. Они вернулись, конечно, окрыленные, они были на всех основных мероприятиях, участвовали при записи передачи.
Они закончили первый год обучения, встал вопрос: куда их девать летом? Юрий Михайлович Халиуллин принимает решение - 25 человек на 2 месяца отправляем на шлюпочную базу от института, на полное довольствие. Шлюпки есть, питаться есть где, тренировки будут - они на 2 месяца уехали туда.
Конечно, мы их судьбу отслеживали. В ВУЗы из этих 25 человек, за исключением двух-трех, с первого захода поступили почти все: кто-то в военное училище, кто-то в МЧС пошел, кто-то в гражданские. 5 или 6 человек пошли именно в наш Пушкинский военно-морской инженерный институт. Я был действующим преподавателем, в то время там читал лекции, с ними встречался часто, они меня ждали около кафедры и докладывали: «Владимир Андреевич, замечаний нет, двоек нет!». У меня связь с ними продолжалась, они получили лейтенантское, а потом и другие звания, кто-то уже демобилизовался. Есть ребята, которые служат в Главном Управлении, продолжают службу на Тихом океане, стали хорошими боевыми офицерами.
Каждый год им приходит новая смена: у нас новый выпуск. Если за 25 лет по 4-5-6 человек связало жизнь с морем, сколько это людей? Я как представитель института, говорю: мы заинтересованы, чтобы к нам приходили подготовленные люди. Мы за этих кадетов боремся, потому что они в строевом отношении и физически подготовлены, мы знаем, что у них мировоззрение уже определенное: они готовые младшие командиры. Это мы сделали за армию, дали начальный старт здесь, в школе-интернате.
В этом году по списку в наш институт хочет поступать уже 6 человек, мы их ведем, мы проводим им Дни открытых дверей, помогаем.

Юрий Назаров:
- Я хотел напомнить о председателях Морского собрания, их за этот период было четыре. Первый - Иван Александрович Семенов. Вторым был Анатолий Александрович Комарицын. К сожалению, он умер. В память о нем бухта в Баренцевом море и маяк в Крыму названы его именем. Сегодня его имя носят наши кадетские классы. Александр Владимирович Денскевич, контр-адмирал - был третьим. И вот сейчас продолжает работу Олег Викторович Лякин, капитан 1-го ранга.

Владимир Колесник:
- Добавлю, что Анатолий Александрович Комарицын - неординарный человек, он лейтенантом на Камчатке пришел на подводную лодку, ушел вице-адмиралом, командующим Камчатской флотилией, вся жизнь его была там. Непререкаемый флотский авторитет у коллег. Конечно, значимый момент в его жизни был, когда он возглавлял наши Гатчинские морские кадетские классы.

Юрий Назаров:
- Анатолий Комарицын - Президент Русского географического общества. 9,5 лет он отработал у нас.

Владимир Колесник:
- Когда выбрал Гатчину для проживания, он очень активно работал, и как председатель Морского собрания сделал много.

Елена Гордиенко:
- А какие планы у Гатчинского Морского собрания?

Юрий Назаров:
- Был один класс, а сейчас у нас свыше 300 кадетов, понимаете? И многие просятся в кадетские классы, нелегко туда поступить: идет отбор по здоровью и учебе.

Владимир Колесник:
- Мое пожелание будущим поколениям нашего Морского собрания: мы за 25 лет с кадетским классами не смогли решить одну задачу. Мы много сделали для ребят, многое им было дано, но по сегодняшний день их статус - классы общеобразовательной школы с углубленным изучением начальной военно-морской подготовки. Заканчивают кадеты школу и приходят в наш, к примеру, институт: у выпускников Суворовского или Нахимовского училищ по законодательству есть привилегии. А наши кадеты - выпускники обычной школы. И хотя наше руководство их знает, с ними работает, но разводит руками и говорит, что не может нарушать закон. Конечно, мы стараемся ребят подготовить к вступительным экзаменам, помогать, мы своих ребят не бросаем. Но хотелось бы, чтобы наступил момент, когда это зависело бы не только от конкретных людей, но и было подкреплено законодательно.
Для меня 25 лет эта задача была приоритетной. И она пока остается нерешенной.

Юрий Назаров:
- 16 февраля в 17:00 мы проводим в Гатчинском Доме культуры торжественное мероприятие, посвященное нашему юбилею. И всех моряков приглашаем. Вход свободный.