Египет. Миссия гатчинских логопедов выполнима

В конце сентября в столице Египта прошел Международный благотворительный форум «Ауладна» для детей с особыми потребностями. На форум были приглашены эксперты международного гуманитарного проекта «Миссия добро», учителя-логопеды реабилитационного центра «Дарина» из Гатчины Татьяна Васильева и Елена Шведкова.

Гатчинские сезоны
24 декабря 2023 11:33
3237

Елена Гордиенко:
- Название форума «Ауладно» как-то переводится?

Татьяна Васильева:
- Нет, не переводится. Туда приезжают многие страны. Помимо России, были представители из Польши, Германии, Беларуси. Это регулярное событие, которое каждый год происходит для детей с особыми потребностями, такими, как у нас в центре «Дарина». Форум длился 10 дней.

Елена Гордиенко:
- График напряженный? Каждый день были какие-то мероприятия? Вы участвовали как эксперты, выступали на форуме?

Татьяна Васильева:
- Да, мы выступали, мы показывали свои мастер-классы, делились опытом, в основном, с родителями и детьми, конкретно показывали свою работу на детях, как проводить в домашних условиях занятия, даже без помощи специалиста.
К сожалению, Египет оказался такой страной, где все платно, там нет бесплатного образования совсем, ничего нет бесплатного. Понятное дело, что когда рождается такой ребенок с особыми потребностями, то родители ждут подросткового возраста и надеются. У них очень сильно развита американская система по инклюзии. Они думают, что, если ребенок не такой родился, ничего страшного, он перерастет.
Но он не перерастает, и в 12 лет, как правило, родители берутся за голову: что делать? Вот мы с Еленой Владимировной видели подростков 12-13 лет, которым, откровенно сказать, уже нечем помочь.
Мы, прежде всего, туда ездили сказать, что начинать работу надо с рождения, с момента, если у ребенка были какие-то проблемы в родах, мы хотели донести, как актуально развивать именно раннее вмешательство, потому что это очень важно. Услышали нас навряд ли, мы там первопроходцы - именно Россия. Нам сразу сказали там, что вам будет тяжело.
Они сравнивали нашу систему с американской и постоянно твердили, что у них инклюзия, инклюзия. А мы с Еленой Владимировной откровенные противники инклюзии. Мы считаем, что наша старая советская система, когда были коррекционные школы, приносила свои определенные плоды. Она была более гуманная, конечно, и к родителям, и к ребенку, и к учителю, в том числе.
Мы и хотели донести, что самое главное - начинать именно на раннем этапе.

Елена Гордиенко:
- На каком языке вы разговаривали, проводили мастер-классы?

Татьяна Васильева:
- Мы разговаривали на русском языке через переводчика. Мы старались меньше говорить, а больше показывать. У меня была заявлена тема «Логопедический массаж как средство преодоления дизартрии у детей с ДЦП».

Елена Шведкова:
- У меня - непрерывное сопровождение родителей детей и игровая коррекция. Это игра.

Татьяна Васильева:
- Мы очень легко это доказали. Мы собрали подростков и без знания их языка, без помощи переводчика активно играли с ними, и они нас прекрасно понимали. Любой ребенок любит играть. Подростки тоже любят, они с удовольствием с нами играли и были очень довольны, что мы с ними взаимодействуем.

Елена Шведкова:
- Мы повезли все пособия с собой, даже повезли имитированные языки.

Татьяна Васильева:
- Не все родители соглашаются, чтобы детям делали массаж. Но там, в принципе, все согласились. Было столько желающих, чтобы им сделали массаж! Они очень удивились, что у нас перчатки, чтобы все было стерильно. Они так смотрели на нас, как будто мы с Луны прилетели. Для них это ненормально, избыточно. Совершенно другая культура.
На самом деле, настолько другая, что в каких-то моментах было очень тяжело.

Елена Гордиенко:
- Что было самое тяжелое?

Татьяна Васильева:
- Для меня, например, это гендерное различие. Мы однажды поехали в деревню и перед нами поставили задачу соединить мальчиков и девочек. Для нас это абсолютно нормально. А у них 12-13-летние мальчики и девочки абсолютно не умеют общаться между собой, не взаимодействуют никак. Они учатся по-разному. У девочек своя школа, у мальчиков – своя. Это те, чьи семьи могут позволить школу, а большинство не учатся.
Девочки вообще кучкуются отдельно, они не подходят к мальчикам: мальчики играют отдельно, девочки отдельно.

Елена Гордиенко:
- Как получилось у вас их соединить?

Татьяна Васильева:
- Азарт, игра! Но как только азарт прошел, они, как полярные магниты, рассыпались в разные стороны. Девочек там было мало, в основном – мальчики. Девочек совсем немного разрешили привезти.

Елена Шведкова:
- Не всем позволяют такие мероприятия. Они соблюдают свои устои.

Татьяна Васильева:
- Мы разделили детей на команды, их получилось семь. Детей было примерно 40 человек. В каждую команду попало по две девочки - чтобы они хотя бы как-то друг друга поддерживали. И девчонки молодцы, они себя показали. Они очень конкурентоспособны и в определенные моменты даже поактивнее, чем мальчики. Не забывайте, что страна мусульманская, в основном, там арабы, молиться им тоже нельзя вместе. В час все мальчики уходят на молитву. Девочкам нельзя, они сидят, либо у них отдельное место в мечети, либо они молятся по домам.

Елена Гордиенко:
- А что за игра была, в которую вы объединили ребят?

Татьяна Васильева:
- Самая обычная – «Джанго». Это были обычные ребята, не с проблемами, но среди них были с синдромом Дауна три человека. Дети из деревни.
Перед нами задача была поставлена, чтобы все дети были вместе. Мы показали им «Джанго», научили играть в вышибалу. Игра очень понравилась, даже волонтерам. У них игры были сидячие. Мы подумали, что детей надо как-то взбодрить. И чтобы не говорить, не объяснять, мы просто показали, что мы сейчас будем делать. И они все играли с удовольствием. И девочки, и мальчики, и даже волонтеры сказали, что тоже хотят играть с нами.

Елена Гордиенко:
- Про язык еще хочу спросить. Вы говорили на русском языке с ребятами, волонтеры переводили. И этого достаточно было? Ребята понимали? Они не пугались, были подготовлены, что приедут какие-то люди из далекой северной России?

Татьяна Васильева:
- Они почему-то подумали, что мы американцы. Для них все иностранцы, видимо, американцы. А потом они поняли, что мы русские, из России. Они когда слышат русскую речь, очень радуются. Когда нас на прогулку выводили, и мы ходили по улицам (одним страшно ходить), дети слышали русскую речь и говорили: «Ура, Россия, мы с вами!». Они к нам положительно относятся, хотят сфотографироваться. Каждый подойдет, ручку подаст. В основном, конечно, мальчики, хотя девочки там тоже освоились и тоже подходили, руку подавали, чтобы мы поздоровались. Это же не туристическое пляжное место, туда туристы вряд ли заглядывают надолго, только на пирамиды на день посмотреть приезжают и уезжают сразу.

Елена Гордиенко:
- Родители этих ребятишек как-то интересовались, что там происходит с детьми?

Татьяна Васильева:
- Именно родители в деревне – нет. Но нас пригласил тот, кто это позволил организовать. Это имам этой деревни, он нас в гости пригласил на обед, на чаепитие. Он расспрашивал нас, правда, не про детей, он расспрашивал нас про урожай, как у нас в деревнях живут - про жизнь. Я рассказала, что у нас также выращивают и картошку, и кукурузу.
Мне стало интересно, и я спросила, сколько раз в году они урожай собирают? Оказалось, 3 раза. Вот поэтому у них дети в деревнях не учатся: им нужны работники. Дети уже с 10 лет начинают работать в полях. Поэтому - какая учеба?
Нас каждый день куда-то вывозили. Мы были в Александрии, где мы попали на спортивный праздник. Там не было обычных детей, только с ограниченными возможностями. Это был специальный праздник. Оказалось, что мы там должны были еще и провести мастер-классы, а мы приехали без всего. У нас не было ни пособий, ни каких-то вспомогательных предметов.

Елена Шведкова:
- Но мы же логопеды, мы можем придумать из воздуха игру. Поэтому мы быстро все организовали, сориентировались. Там еще были родители, мы и родителей вовлекли. Там все мамы были в хиджабах закрытых, кто-то вообще в очках сидел, вообще ничего не видно было. Но это не мешало нам. Они активно общались с нами, интересовались, спрашивали. Им этого очень не хватает, потому что у них нет такой помощи, как у нас, нет такой службы, как наша социальная.

Татьяна Васильева:
- Сейчас в Каире проживает 30 миллионов человек, это тех, которых посчитали. Оказывается, есть и такие, которых не посчитали. То есть, родители решили, что они своего ребенка не будут нигде регистрировать. А зачем? В школу он бесплатно все равно не пойдет. Медицины там бесплатной тоже нет. И вот растет себе человек, на протяжении всей своей жизни нигде не учтенный, вообще нигде.

Елена Гордиенко:
- Вы для родителей, получается, проводили учебу?

Елена Шведкова:
- В основном, да. У нас направление именно на обучение родителей. Массаж могут сделать именно родители. А его нужно делать каждый день, регулярно.

Татьяна Васильева:
- Даже игры взять. Одно дело - дети приходят к нам, у нас пособия свои. Но нам важно, чтобы дети были заинтересованы в тех игрушках, которые у них дома. Мы просили у родителей сфотографировать нам те игрушки, которые у них есть. А мы подберем те логопедические игры, которые ребенку с этими игрушками можно провести.
И мы обучали, показывали родителям, как можно из того, что у них есть, заниматься с ребенком. Тот же песок, его там много. С песком можно сделать много игр. Для них это было очень необычно, потому что у них это вообще не развито.

Елена Шведкова:
- Для нас это тоже было необычно. Когда мы приехали в Александрию и попали в такую ситуацию, что нас не предупредили, мы организовали хоровод. Каравая у них нет, именин тоже. Давайте пиццу на день рождения возьмем! Но самое поразительно было то, что у нас уже давно это прошлый век, а для них это было удивительно, как и рисование ладошек, из которых мы делали бабочек, различные фигуры, слона, например.

Татьяна Васильева:
- Даже мамы подошли и давай, как дети, выкрикивать, что они узнали слона или медузу. У них нет Интернета. Мы привыкли к тому, что у нас есть телефоны, даже у не очень обеспеченных. В Египте, наверное, процентов 20 образованы. Вот, наверное, у этих 20% есть телефоны и Интернет, и то не у всех.

Елена Гордиенко:
- То есть, все, что родители от вас получили, только это они и смогут использовать дальше для ребятишек, а что-то больше узнать, какой-то совет получить невозможно?

Татьяна Васильева:
- Для них это, к сожалению, невозможно. Поэтому, когда была обратная связь и нас спрашивали, что им нужно доработать (а мы первые, кто от коррекционного учреждения поехал туда), мы советовали, что им нужно наладить взаимосвязь с родителями, чтобы родители могли получать консультации, чтобы был непрерывный процесс. Любая игра надоест, все равно у родителей какие-то актуальные вопросы возникают, и кто-то должен корректировать их в какой-то определенный момент, потому что иначе тогда и у родителей мотивация кончится, они не будут с ребенком в одну и ту же игру играть. Да и ребенку надоест, надо будет что-то другое придумывать, усложнять.

Елена Гордиенко:
- Что еще было сложным в этой поездке?

Елена Шведкова:
- Мусор, грязь, мусор, мусор, грязь, мусор. Это мы говорим и про Каир, и про деревню. У них были заявлены темы – гендерная политика и экология.

Татьяна Васильева:
- Волонтеры от ООН играют с детьми в игры, задают им вопросы про экологию по карточкам. Детки все сидят, слушают, они с ними общаются, делают какие-то выводы. И при этом все вместе - и волонтеры, и дети - дружно мусорят. Вот, где сижу, там и бросаю. Для нас вообще был шок! Я сказала волонтерам - давайте как-то повзаимодействуем, приберемся! И когда они сказали детям, что нужно бы прибраться, желающих не было. Я взяла мешок и пошла прибираться сама. Один мальчик ко мне подошел, забрал у меня этот мешок, показал пример, и смотрю, все дети стали подтягиваться и как-то порядок навели более-менее. Мы удивились, что не только дети, а и волонтеры так себя ведут. Я думаю, что это стиль жизни такой у египтян. Волонтеры тоже египтяне. Они вроде учат экологии и в то же время сами мусорят.
И что самое неприятное, конечно, что там все в пластике. В России постепенно на бумагу переходят, на картон – на то, что можно утилизировать потом, переработать или еще раз использовать. А там пластик сплошной: пакеты, стаканчики, бутылки. Все это не перерабатывается, все это в Нил сбрасывается. Так что там проблема экологии стоит, конечно, на самом главном, на первом месте.

Елена Шведкова:
- У нас был один случай в Каире в театре оперы, когда мы выступали и мастер-классы показывали. Был мой мастер-класс про игровые технологии. Время было урезано, и некоторые дети поиграть не успели, очень расстроились, потому что детей было много, они только для этого и пришли. Следующий после нас выступал человек, я так поняла, для научных деятелей. Я детям говорю: «Пойдемте». И они охотно вышли за мной в фойе. Мы организовали там им места, где можно поиграть, разделились и стали играть. Они спрашивали, откуда мы? Те, кто учатся, все хорошо знают английский. Мы сказали, что из России, из Гатчины, рядом с Санкт-Петербургом. Зима, Петербург – это они знают.
Мы сначала сделали презентации, где много слов, а потом подумали - зачем? Решили, что начнем с приветствия на арабском. Потом показывали Санкт-Петербург, потом нашу Гатчину, чтобы они имели представление, что это за город такой. Наш город им очень понравился.

Елена Гордиенко:
- Как получилось, что вы были первопроходцами на таком международном форуме?

Татьяна Васильева:
- Россотрудничество отправило запрос по областям России. Соцзащита организовала конкурс на подбор кадров. И мы решили в нем поучаствовать.
Кроме того, мы в Минтруде тоже в конкурсе участвовали в 2021 году. Я заняла первое место, а Елена Владимировна в прошлом году – второе, как раз по непрерывному сопровождению.
От России мы были втроем, хотя должны было пять человек ехать: еще из Екатеринбурга и Вологодской области. Это был большой форум: Иран, Ирак, Ближний Восток, Европа, наши соседние республики. Форум шел много дней, и каждая страна в отдельный день выступала. Даже Япония приезжала. Они как раз после нас выступали.

Елена Гордиенко:
- Было время, чтобы послушать выступления других участников?

Елена Шведкова:
- Частично слушали тех, кто перед нами были. Нас дети, родители окружали и не давали уйти. Массаж в шесть рук делали. Думали, что только Татьяна Викторовна будет показывать, но желающих оказалось много. Мы всем показывали, как делать массаж надо.

Елена Гордиенко:
- Спасибо за интересную беседу. Про Каир, про совершенно другой Каир, не такой, как мы привыкли, который туристам показывают. И про разницу в системе.

Елена Шведкова:
- Каир, конечно, нас шокировал, но там есть и положительные стороны: там очень добрые люди, и они готовы меняться. Они ждут изменений, но нужен какой-то толчок и финансирование. Им не хватает специалистов. Мы были еще в одной деревне под Александрией, и там женщина-депутат организовала такую же деревню для детей, чтобы они могли адаптироваться. Ей бы хотелось приехать к нам со своими специалистами и посмотреть, как у нас все устроено. Мы готовы поделиться опытом.